Эра холодного оружия Третьего рейха

1 ноября 2018

Отрывок Из книги Томаса М. Джонсона  "Немецкие кортики Второй мировой войны".                   

«Тот, кто не находит никакого удовольствия в обнаженном мече, полете сокола, благородной лошади и прекрасной женщине, не имеет настоящей жажды жить» - перевод древней надписи на клинке немецкого меча.

Солдаты всегда были фанатичными охотниками за трофеями, и ощутимой частью любой военной добычи всегда было военное снаряжение против­ника. Фасции римского ликтора (пучок прутьев, символ власти ликтора), врученные карфагенянам Ганнибала, были таким трофеем, с которым можно было гордо воз­вратиться в Карфаген; во время Гражданской войны в США на огромном поле битвы между союзными войска­ми и конфедератами шел «биржевый обмен» мушкетами, флягами, штыками, а случалось, и униформой.

Кто может сказать, сколько чемоданов и баулов было отправлено из Сайгонского аэропорта Таншоннят (во время войны - база ВВС США, сейчас это аэропорт г. Хошимин) с захваченными вьетконговскими флагами или резиновыми «хошиминовскими» сандалиями, спря­танными как сувениры на память о войне? А русских и «чикомовских» карабинов СКС, украшавших стены сол­датских берлог, хватило бы для вооружения нескольких батальонов.

Стремление увязывать захваченные военные трофеи с определенными историческими периодами всегда легко пересекало социально-экономические границы: напри­мер, 7,62-миллиметровая российская снайперская вин­товка с оптическим прицелом, которая была захвачена в Южном Вьетнаме, сейчас висит в гостиной бывшего пре­зидента Линдона Б. Джонсона на его ранчо в Техасе - это оружие было преподнесено тогдашнему главе исполни­тельной власти (президенту США) бойцом 173-го воз­душно-десантной дивизии. Но мало где еще не придавалось такое большое зна­чение цвету и внешнему виду военных принадлежностей, как в гитлеровском Третьем рейхе; и непоколебимая пре­данность фанатических последователей Гитлера своему фюреру была в значительной степени связана с тем, как мастерски он создавал утопии о военном великолепии и церемониалах. Он привлек в нацистское движение миллионы людей, используя такие приманки, как раз­украшенная униформа и сверкающие военные регалии; все, наверное, помнят сцену перед началом Берлинских Олимпийских игр 1936 года. Тогда тысячи одетых в уни­форму «Гитлерюгенда» молодых немцев стояли в четком строю, занимая несколько гектаров парадного плаца, и гордо демонстрировали всему миру отличительную нару­кавную повязку и нож «Гитлерюгенда», зримо воплощая величественный гитлеровский план по мотивации всей нации. Во время возвышения Третьего рейха ныне позор­ный символ свастики был буквально вездесущим, а статус каждого человека - штатского или военного - мгновенно определялся по легко различаемым атрибутам мундира.

Колоссальная феерия марширующих отборных войск на парадах в Берлине, Мюнхене и Нюрнберге вызывала волнение даже у «невоенных духом» людей. Государ­ственная атмосфера, близкая к истерии, царила в Герма­нии повсюду. Таким же вездесущим, как и марширующие войска, было и личное оружие на ремнях чиновников и военнослужащих. Главной деталью престижной немец­кой униформы времен Второй мировой войны был парад­ный меч или кортик.

Холодное оружие всегда считалось символом хра­брости, чести и власти. Поскольку оно зримо воплощало разницу между жизнью и смертью, к нему, как правило, относились с уважением и любовью. Словарь Вебстера определяет «меч» просто: «оружие с длинным клинком, часто используемое как символ чести или власти». Что­бы понять точность этого определения, вспомните, что в Средневековье именно меч позволял даровать рыцар­ское звание прикосновением к плечу юного соискателя. В прозе и поэзии меч часто наделялся сверхчеловеческими свойствами: школьники во всем мире продолжают по­ражаться загадочности и власти меча короля Артура по имени Эскалибур, описанного в книге «Смерть Артура» сэра Томаса Мэлори.

В Японии меч всегда ценился очень высоко. Владение мечом тесно связано с культом предков, и самурайские мечи передаются от одного поколения другому как объ­екты почитания. Практика вручения меча в знак уважения или признания героического поступка столь же стара, как и сам меч. Нет нужды, однако, переноситься во времена замков и рыцарей в сверкающей броне из сборника баллад, чтобы обнаружить яркие примеры приверженности тра­дициям меча. В марте 1974 г. скромный солдат японской империи по имени Хиро Онода вышел из своего укрытия в джунглях на небольшом филиппинском острове. Онода отказался сдаться после окончания Второй мировой вой­ны и двадцать девять лет скрывался от «преследователей» и жил за счет даров земли. Для нашей истории важно то, что в 1944 году он вступил младшим лейтенантом в япон­скую Имперскую армию, и мать вручила ему меч самурая. То, как впоследствии Хиро Онода ухаживал за этим холод­ным оружием, ярко выявило традиции, честь и символизм, связанный с врученным ему мечом. Все двадцать девять лет, скрываясь в джунглях, он каким-то образом умудрялся поддерживать в приличном состоянии униформу со шля­пой и винтовку, нося на боку тяжелый меч. После своей исторической сдачи Онода вручил свой самурайский меч президенту Филиппин Фердинанду Маркосу.

С самых древних времен меч считался самой почет­ной и благородной наградой. Тевтонцы клали меч в колы­бель около новорожденного ребенка, чтобы передать ему храбрость и воинственный дух для защиты родной земли. Церемонией вручения меча подросток посвящался в во­ины. В конце жизненного пути человек упокаивался в мо­гиле, и справа от него клали его меч.

Холодное оружие оставалось жизненно важным до распространения магазинного огнестрельного оружия. Пока огнестрельное оружие было однозарядным, с отно­сительно низкой огневой мощью, холодное оружие имело большее значение. Современное состояние вооружения, однако, позволяет бойцам поражать противника на боль­шом удалении, делая ненужным оружие, созданное для рукопашного боя. Даже единственное сохранившееся холодное оружие армии США - штык - является сегодня предметом обширных споров. Последняя классическая конная атака американских войск произошла в 1906 году на острове Лусон (Филиппины). Увы, эра холодного лич­ного оружия для рукопашного боя закончилась.

Однако сохранилась его традиционная роль как сим­вола ранга и рода войск. Проводя изначальное структури­рование своего Третьего рейха, Адольф Гитлер предвидел неоценимую функцию холодного оружия как опорной точки для новой морали и приверженности традициям.

Богатая Рурская долина в Германии испокон веков была центром производства прекраснейшей в мире стали, а расположенный на южной окраине Рура город Золинген долго считался в Германии «городом мечей». Это был один из старейших центров Европы по изготовлению но­жевого товара, известный во всем мире и занимающий по важности место рядом с Шеффилдом (Англия), Тирсом (Франция), Толедо (Испания) и Нара (Япония). Получив­ший правительственную привилегию в 1374 году, золингенский ножевой товар был знаменит со времен Средне­вековья. Здесь производили прекрасную дамасскую сталь.

Первые оружейники Золингена изготавливали холод­ное оружие методом семейного «надомного производ­ства». Качество было определяющим параметром, и пер­вые мастера часто трудились над единственным клинком меча в течение нескольких дней. Большая часть готовых изделий производилась либо в доме кузнеца, либо в ма­леньких кустарных мастерских, обычно располагавших­ся рядом. Само собой разумеется, что спрос на клинки золингенского качества привел к ожидаемому объеди­нению мелких производств в целый ряд знаменитых фа­брик (Waffenfabriken). Названия «Айкхорн», «Хердер», «Холлер», «Хорстер», «Клаас», «Пак», «Пума», «Вейерсберг» и другие вскоре стали синонимами каче­ства холодного оружия во всем мире.


На клинках большинства золингенской продукции имеется торговая марка изготовителя (иногда оши­бочно называемая в сообществе коллекционеров как «proofmark»). Первоначально от изготовителей требо­вали, в соответствии со строгими правилами, помечать каждое законченное изделие традиционной семейной торговой маркой. Эта отличительная торговая марка обычно наносилась посредством клеймения или трав­ления на прямоугольной основе (пяте) клинка. Обычно торговые марки включали комбинацию из названия ком­пании (или его сокращения) и эмблемы.

Поражение Германии в Первой мировой войне при­несло экономические бедствия всему Золингену. Оста­новка огромных полировальных колес и тяжелых кузнеч­ных молотов на пустующих фабриках привела к массовой безработице.

В начале 1933 г. в Берлине представители руководя­щих кругов Золингена обратились к фюреру с просьбой поддержать возрождение их умирающей промышленно­сти путем введения стандартов на парадные мечи и кор­тики для членов строящего Третьего рейха, которому же­лали «тысячи лет жизни». Адольф Гитлер увидел в этом предложении еще большую выгоду. Предыдущие нацист­ские символы и регалии оказались весьма эффективны и получили широчайшую поддержку, почему бы теперь не ввести обширную номенклатуру традиционного личного холодного оружия для множества военных и гражданских организаций, формирующихся под нацистским флагом? Первый среди одобренных проектов нацистских кортиков был скопирован с элегантного швейцарско­го кинжала XVI века и утвержден для ношения членами огромной организации SA (Sturmabteilung, штурмовые отряды). Вскоре после этого Гитлер издал предписание, утверждающее для SS (Schutzstaffel, «эскадрилья при­крытия», охранные отряды НСДАП) похожий кинжал, но с черными ножнами и рукоятью, соответствующими черной униформе SS. С 1934 г. и до конца Второй миро­вой войны было разработано, принято и изготовлено множество образцов форменного холодного оружия для двадцати разных нацистских организаций. Это оружие за­метно различалось по дизайну и композиции. Часто для офицеров и

срочнослужащего персонала внутри одного и того же подразделения создавались различные модели, приводя даже к дополнительным разновидностям. Даже менее известные организации Третьего рейха, вроде RLB (Reichsluftschutzbund, Имперский союз воздушной обо­роны), состоящий из наблюдателей за
воздушными налета­ми, и
NSKK (Nationalsozialistische Fliegerkorps, Национал-социалистический летный корпус), состоящий из пилотов планеров, вскоре стали бороться за право ношения собственного личного оружия. Хотя реальный возраст «Ты­сячелетнего рейха» ограничился двенадцатью короткими годами, за это время были произведены буквально милли­оны мечей, кортиков и штыков. В других городах также производилось некоторое количество холодного оружия, но большую часть всех заказов получили фирмы Золингена. Разумеется, экономика «города мечей» начала быстро расти, поскольку холодное оружие поставлялось с фабрик целыми железнодорожными составами.

Обширные объемы производства оружия требовали от продавцов фабрик Золингена высочайшего опыта ра­боты. Холодное оружие поступало на рынок сбыта двумя маршрутами. Продавцы различных золингенских фирм переезжали от одной казармы к другой, предлагая щедро иллюстрированные каталоги продукции и образцы своих товаров. Индивидуальный покупатель выбирал желаемую модель, длину и отделку клинка (простой или гравирован­ный) из каталога и делал заказ продавцу. Дополнительный метод распространения - через розничные пункты про­дажи, т.к. в крупных немецких городах в большинстве магазинов униформы имелись витрины с золингенскими ножами и оружием.

Во время Второй мировой войны войска союзников моментально подтвердили тезис о том, что солдаты явля­ются фанатичными охотниками за трофеями. Несомнен­но, самым «лакомым кусочком» среди военных призов с той самой «войны, которая прекратила все войны» было декоративное холодное оружие гитлеровского рей­ха, украшенное свастикой. Хотя многие клинки были преднамеренно уничтожены во время и после войны, но многие тысячи уцелели. Они тщательно хранились, их от­правляли как трофеи почтой в другие страны.

Интерес коллекционеров к холодному оружию, каза­лось, соответствовал количеству доступных справочных материалов по этой теме. Вначале коллекционеры были вынуждены полагаться на недостаточно информативные торговые каталоги. Первое издание справочника по холод­ному оружию нацистов стало доступным лишь в 1958 году. С тех пор коллекционерами США и других стран было на­писано и издано много исчерпывающих справочников. Сбор больших коллекций (любых предметов или чего-то конкретного) - очень интересное и заразитель­ное занятие, и сегодня нацистские мечи, кортики и шты­ки азартно разыскиваются серьезными коллекционе­рами многих стран. Ветеранов Второй мировой войны осаждают запросами на разрешение порыться у них на чердаках и в «солдатских сундучках» в поисках редких клинков. Как со всяким предметом коллекционирования, закон спроса и предложения быстро привел к росту цен, которые сегодня составляют от двухсот долларов за нож Гитлерюгенда до десятков тысяч долларов за некоторые редкие наградные кинжалы. Рукояти многих из этих по­следних клинков часто украшали золотом и серебром, и даже инкрустировали драгоценными камнями.

Множество редкого немецкого холодного оружия времен Второй мировой войны в конечном итоге по­падает в музеи. Практически каждый военный музей в США демонстрирует основной набор нацистского хо­лодного оружия. Некоторые бесценные экземпляры лич­ного оружия, принадлежавшего высшим чинам Третьего рейха, хранятся в военных музеях. Например, уникаль­ный охотничий кинжал с отделкой из бронзы и красной кожи, принадлежавший Герману Герингу, демонстриру­ется в музее Вест-Пойнта. Именно этот кинжал был у Ге­ринга, когда он был захвачен бойцами американской 7-й армии. Геринг был активным пропагандистом холодного оружия и имел несколько других редкостных образцов.

Логично поинтересоваться, какой статус у «города мечей» сегодня? Во время Второй мировой войны город Золинген, из-за многочисленных фабрик по обработке стали, подвергался массовым бомбежкам союзников, так что большая часть города была превращена в щебень. Около ста военных фабрик так и не оправились после разрушения, некоторые после войны были перестроены. Многие старинные производители мечей и кортиков и по сей день остаются видными производителями качествен­ного мирного ножевого товара. Сегодня фабрики Золин­гена изготавливают кухонные ножи, ножницы, бритвы, хирургические инструменты и другое оборудование из металла. Они продолжают изготавливать и холодное ору­жие, хотя объемы производства, конечно, совершенно ничтожны по сравнению с временами Третьего рейха. Однако подавляющее большинство всех парадных мечей, находящихся у офицеров американских вооруженных сил, старших кадетов ROTC (Reserve Officers' Training Corps - служба подготовки офицеров резерва) и амери­канских военных академий, произведено в Золингене. Продолжается выпуск парадных кортиков для немецкого военно-морского флота и лесничеств. Довольно странно, но до начала 1960-х годов фабрики Золингена не разраба­тывали «главную жилу» - холодное оружие, произведен­ное для Третьего рейха, но так и не выпущенное, которое хранилось нетронутым с 1945 г. Недавно автор посетил несколько золингенских фирм и убедился, что сейчас на них не производится какого-либо оружия, однако очевид­но, что множество фирм занимаются сборкой нацистских кортиков из деталей, оставшихся со времен войны (или изготовленных недавно) - специально с целью удовлетво­рить спрос современных коллекционеров. 

Из книги Томаса М. Джонсона "Немецкие кортики Второй мировой войны".