О праве жительства евреев вообще, и о черте еврейской оседлости.

22 февраля 2019

I. О праве жительства вообще.

Право каждаго русскаго обывателя на повсеместное проживание в пределах Империи (по узаконенным, конечно, видам на жительство) и занятие промыслами считается настолько элементарным, настолько присущим каждой человеческой личности, настолько подразумевающимся само собою, что законодатель не считает вовсе нужным определить его. Ограничение же этого права может последовать или по суду за совершенное преступление, или же в административном порядке, для лиц, признаваемых вредными для государственнаго порядка или общественнаго спокойствия, т. е. по политическим соображениям. Но не так относится закон к евреям.  Подвергая их наравне с другими русскими подданными действию только что указанных правил уложения о наказаниях и устава о предупр. и пресеч. преступлений, он, кроме того подчиняет их, в отношении права жительства, особому режиму, в котором проглядывает опасение пустить еврейскую массу во внутренние губернии (Установленные для евреев ограничения прав жительства не относятся к тем из них, которые приняли христианство). Для этой массы элементарное право на повсеместное жительство заменяется дозволением, разрешением проживать лишь в определенных (15-ти) губерниях северо, юго-западнаго и южнаго края, именуемых губерниями постоянной еврейской оседлости. Но было бы ошибочно думать, что и в этих губерниях евреи могут проживать повсеместно. Напротив, временными правилами о евреях 3 мая 1882 г., внесено в право жительства столько ограничений, что в настоящее время и черта еврейской оседлости подразделяется на несколько районов, управляемых различными постановлениями, совершенно стесняющими евреев в свободе передвижения и праве селиться в той или другой местности.

Исключение же из правила о дозволении евреям иметь оседлость в определенных лишь губерниях допускается нашим законодательством, в виде особаго преимущества, для некоторых категорий евреев, во внимание к полученному ими образованию, либо к торговым оборотам с платежом пошлин по 1-й гильдии, к прохождению евреями военной службы на основании прежде действовавшаго рекрутскаго устава, либо, наконец, к производимому евреями ремеслу. Такия лица, во время пребывания своего вне черты еврейской оседлости, могут иметь при себе и членов своих семейств. Исключение допущено также для евреек, вышедших замуж за христиан. Именно, в закон постановлено: как жены, по общему закону, следуют состоянию своих мужей, то еврейские жены, состоящие в замужестве за христианами, имеют жительство с их мужьями. Но в тех случаях, когда еврей примет христианскую веру (какого бы то ни было христианскаго исповедания), а жена его остается в прежнем своем законе, и брак их по законам гражданским не будет расторгнуть, то ни тому, ни другому не дозволяется жительство в губерниях, где евреям оседлость воспрещена (не распространяется: 1) на еврейку, вступившую в брак с евреем по принятии им христианства; 2) на еврейку, принявшую уже христианство до замужества, хотя бы муж и не пользовался правом повсеместнаго жительства и 3) на те категории евреев, которые особыми законами изъяты от общаго ограничения их жительства чертою оседлости). Это делается, очевидно, с той целью, чтобы побудить и другого супруга к переходу в христианство. Только что указанное ограничение имеет, конечно, в виду лишь таких евреев, которые сами по себе не имеют права на повсеместное жительство, и не может быть распространяемо на лиц, пользующихся этим правом, так как, с одной стороны, никто не может быть без суда лишен принадлежащих ему по закону прав, а с другой — переход в христианство может иметь последствием увеличение прав, но никак не уменьшение их.

Следует, однако же, заметить, что само правительство, в царствование императора Александра II, сознавало неудобство существования особой для евреев черты оседлости; оно признало, что проживание евреев по другим местностям, где они не имеют права жить и где будут составлять значительное меньшинство, совершенно исчезающее в массе коренного населения, послужит к скорейшему смягчению их национальных особенностей. Но оно приняло во внимание, что всякая новая правительственная мера, долженствующая повлечь за собою существенное изменение сыздавна установившагося порядка, требует осторожности и постепенности в ея применении, что представляется в особенности необходимым в настоящем случае (Речь шла о дозволении евреям- ремесленникам проживать повсеместно в России), в видах предотвращения быстраго наплыва в среду населения внутренних губерний Империи доселе чуждаго ему элемента. Поэтому министерство внутренних дел ограничилось в 1865 году внесением в госуд. совет лишь закона о дозволении проживать повсеместно в Империи евреям-ремесленникам, не касаясь, впредь до усмотрения, вопроса собственно о евреях-торговцах. Еще раньше (в 1863 г.) было внесено в установленном порядке предположение о дозволении евреям селиться и торговать во всех частях Империи и госуд. совет предоставил министру финансов предположение это внести на предварительное соображение комитета по еврейским делам, с тем, чтобы заключение его по сему предмету было внесено на окончательное рассмотрение госуд. совета. Но повидимому, это дело тогда затормозилось. Таким образом, вопрос об уничтожении черты оседлости для всего еврейскаго населения, по мысли правительства, представляется лишь вопросом времени и постепенности.

Кроме указанного выше исключения о праве жительства вне черты еврейской оседлости, в нашем законодательстве встречается еще одно исключение. В некоторых местностях, лежащих вне черты общей еврейской оседлости, дозволено постоянное жительство и таким евреям, которые не подходят под указанные категории. Это дозволение обусловливается: а) долговременным пребыванием евреев в той местности (губ. Курляндская); б) тем, что во время присоединения данной области к Империи евреи имели уже там оседлость (Кавказ и Туркестан); в) принятием правительством во внимание ненарушимости семейнаго союза и родственных связей, вследствие чего детям евреев, ссылаемых в Сибирь, дозволяется жить в Сибири с припиской к местным мещанским и купеческим обществам и, наконец, д) близостью данной местности к общей еврейской оседлости, административными, экономическими и торговыми связями (города: Киев, Севастополь и Николаев).

Таким образом, нам предстоит рассмотреть постановления нашего закона: а) о черте еврейской оседлости и ограничениях права жительства евреев в пределах этой черты; б) о праве повсеместнаго жительства некоторых категорий евреев; в) о праве жительства евреев в некоторых местностях, лежащих за чертой общей еврейской оседлости, и, наконец, г) о временных отлучках евреев из мест постояннаго их жительства.

II. О черте еврейской оседлости.

Черта еврейской оседлости сходна с средневековым гетто. Разница между ними лишь в отношении размеров; гетто—это определенный городской квартал или улица, черта же оседлости — определенная часть государственной территории. Ни в удельно-вечевой и великокняжеский период, ни в Московской Руси не принималось никаких общих мер против евреев. Напротив, имеются достоверные сведения, что в русских областях евреи жили издревле, князья нередко принимали их в свою дружину, а с образованием, в конце XV столетия, в степях южной Украйны (Малороссии) евреи вступали в ряды казаков и участвовали в их военных подвигах, не изменяя своей веры. Проявившаяся со стороны Ивана Грознаго жестокость относительно евреев, которых он утопил в Двине, заставив их предварительно целовать крест, представляется не более, как одним из проявлений этого грознаго царя, практиковавшихся им в обширных размерах по отношению ко всякаго рода людям, не взирая на состояния, звания и вероисповедания. Но в императорский период, именно в царствование императриц Екатерины I и Елисаветы Петровны, изданы были два указа об изгнании евреев из пределов России. Mеpy эту можно объяснить лишь особенным религиозным настроением этих императриц, так как в экономическом отношении, для пользы обывательской, приезд и пребывание евреев в России признаны выгодными. Но исторический ход расширения русскаго государства привел к тому, что с присоединением к русской территории польских областей, где евреи уже жили много веков, в пределах России очутилось значительное еврейское население, принятое в русское подданство. Мало того, при императрице Екатерине II и иностранным евреям дозволено было поселение в России, сначала в одной только Новороссийской губернии (в 1769 году ), а засим, в 1804 г., везде, где евреям дозволено постоянное жительство.

Черта еврейской оседлости определялась постепенно, а стало быть, не оставалась неизменною. Впервые о такой черте упоминается в именном указе императрицы Екатерины II от 23 декабря 1791 г. о предоставлении евреям прав гражданства в Екатеринославском наместничестве и Таврической губ. В этом указе сказано: „Разсматривая, с одной стороны, поданные нам прошения от евреев касательно незаписки их в смоленское и московское купечество, а с другой —представленныя нам от генерала главнокомандующего в Москве и тамошней губернии князя Прозоровскаго обстоятельства, до сего же случая относящияся, и соображая все то с законами, находим, что евреи не имеют никакого права записываться в купечество во внутренние российские города и порты, а только по указам нашим дозволено им пользоваться правом гражданства и мещанства в Белоруссии. Подтверждая о точном наблюдении изданных о сем постановлений, мы признали за благо распространить таковое право гражданства, сверх Белорусских губерний, на Екатеринославское наместничество и область Таврическую".

Итак, первоначально черта оседлости появилась в виде Белоруссии, Екатеринославской и Таврической областей. Эта черта расширяется в царствование императора Павла I, который именным указом 23 июня 1797 г. дозволил евреям отправлять мещанские и купеческие промыслы, с припиской по городам в мещанство и купечество, в губерниях: Минской, Изяславской, Брацлавской, Полоцкой, Могилевской, Киевской (не исключая г. Киева), Черниговской, Новгородско-Северской, Екатеринославской и в области Таврической, а равно в Курляндии. Дальнейшему расширению рассматриваемая черта подверглась в положении о евреях 1804 г., ст. 13 котораго гласит: „Земледельцы из евреев, как и фабриканты, ремесленники, купцы и мещане, могут в губерниях литовских, белорусских, малороссийских, Киевской, Минской, Волынской, Подольской, Астраханской, Кавказской, Екатеринославской, Херсонской и Таврической приобретать покупкою незаселенныя земли, продавать их, закладывать, дарить и завещать в наследство". Таким образом, даже внутренние губернии— Астраханская и Кавказская открыты были для поселения евреев. Но в конце царствования императора Александра I и в царствование императора Николая I означенная черта оседлости суживается так, что, в положении о евреях 1835 г., губернии Астраханская и Кавказская уже не значатся в черте еврейской оседлости; в губ. Киевской евреи хотя и могут жить, но кроме г. Киева; в губ. Херсонской— кроме г. Николаева; в губ. Таврической—кроме г. Севастополя; в губ. Могилевской и Витебской —кроме селений; в губ. Черниговской и Полтавской — кроме казенных и казачьих селений, из коих совершилась уже высылка евреев. И лишь в остальных из перечисленных в положении 1804 г. губерниях жительство евреев допущено без особых ограничений, за исключением западных пограничных губерний, отстоящих от границы ближе 50 верст, где евреям всякое новое водворение воспрещено.

Но при этом надо принять в соображения и то, что, начиная с положения 1804 г. до царствования императора Александра II, евреи подвергались частым стеснениям и высылкам из сел и деревень в черте еврейской оседлости. В царствование же императора Александра III из черты еврейской оседлости изъяты: а) таганрогское градоначальство и Ростовский уезд Екатеринославской губ. и б) г. Ялта, Таврической губернии.

По действующему закону евреям дозволяется постоянное жительство в губерниях: Бессарабской, Виленской, Витебской, Волынской, Гродненской, Екатеринославской, Киевской, кроме г. Киева, Ковенской, Минской, Могилевской, Подольской, Полтавской, Таврической, кроме городов Севастополя и Ялты, Херсонской и Черниговской. В г. Николаев, Херсонской губ., евреям дозволяется водворяться и приобретать недвижимую собственность по особым правилам. В губерниях Витебской и Могилевской евреям воспрещается водворение в селениях в качестве оседлых жителей (примеч. к ст. 1 прил. к ст. 68 Уст. Пасп., изд. 1903 г.). В ст. 11 Уст. о пасп., изд. 1890 г., содержащей перечисление этих же губерний, где евреям дозволено постоянное жительство, было употреблено выражение „повсеместно", которое в приведенной ст. 1 уже опущено.

Это выражение «повсеместно», как мы ниже увидим, уже в 1890 г. представлялось пустым звуком после издания временных о евреях правил 3 мая 1882 года. Кроме того, с присоединением по закону 19 мая 1887 г. Таганрогскаго градоначальства и Ростовскаго уезда Екатеринославской губ. к области Войска Донского, и установлением изъятия для г. Ялты, где дозволено оставаться на жительстве лишь приписанным к обществам этого города, эти местности, входившия до того в черту оседлости евреев, очутились вне этой черты, где евреи вообще селиться не могут. Правда, приняты во внимание интересы тех лиц еврейскаго исповедания, которые поселились в Таганрогском градоначальстве и Ростовском уезде до опубликования закона 19 мая 1887 года. Таким евреям разрешено оставаться и впредь в избранных ими местах жительства, причем они продолжают пользоваться всеми принадлежащими им по действующим законам правами.

Перечисленные выше губернии, составляя но закону, черту общей еврейской оседлости, не выражают собою действительнаго района, на пространстве котораго евреи вообще могут проживать. Для определения этого района надо еще принять в соображение Царство Польское или привислянския губернии, хотя последние не причисляются законом к означенной черте. Юридическое положение евреев Царства определялось и определяется особыми узаконениями. Положение это до 1862 г. было довольно печально. Но Высочайшим указом 24 мая 1862 г. евреи Царства были уравнены в правах с остальным тамошним населением. 2-м пунктом этого указа, между прочим, постановлено, что ограничения и воспрещения касательно права евреев на жительство в городах или некоторых их частях, а также в деревнях, на каких бы то ни было правах, привиллегиях и распоряжениях основанные, а равно и в 21 верстной пограничной полосе, сим отменяются. Сообразно с этим, и в развитие как приведенной 2-й статьи, так и 8 ст. означеннаго указа, касательно права евреев на свободное жительство во всех городах и деревнях Царства, по представлению правительственной комиссии внутренних дел, совет управления Царства 28 декабря 1862 г. Постановил: билетный сбор, взимаемый с инородных евреев за временное пребывание в г. Варшаве, равно как постановление царскаго наместника от 7 сентября 1824 г., коим установлен был таковой сбор, отменить с 20 декабря (1 января 1863 г.).

Следует заметить, что в правительственных постановлениях делалось резкое различие между евреями Царства Польскаго и Империи, так что первые, за весьма незначительными исключениями, и то допущенными лишь в царствование императора Александра II, в 1857 г., не могли водворяться в России, хотя бы в черте общей еврейской оседлости и наоборот. Так, евреям Царства Польскаго, кои проживают в Империи по торговым и семейным делам с давняго времени (не менее десяти лет), дозволялось причисляться к обществам в черте общей оседлости евреев, если эти общества изъявят согласие принять их. Перечисляться из Царства в те места Империи, где дозволено постоянное водворение евреев, разрешалось также: а) выписываемым, по усмотрению правительства, из Царства раввинам, учителям и медикам; б) гильдейским купцам, занимающимся торговыми оборотами в Империи; в) тем из евреев, кто устроит фабрику или завод (кроме винокуренных), или значительное ремесленное заведение; г) выписываемым фабрикантами из евреев мастерам для производства мануфактурных работ, если после пятилетняго пребывания их на фабриках представят от хозяев и местных начальств удостоверение о своем искусстве и безпорочном поведении.

С введением же в Царстве общей административной реформы, на основании Высочайшаго указа 26 июня 1868 г., дозволено было обывателям всех частей Империи, всех состояний и вероисповеданий, свободно перечисляться для водворения в губернии: Варшавскую. Калишскую, Келецкую, Ломжинскую, Люблинскую, Петроковскую, Плоцкую, Радомскую, Сувалкскую и Седлецкую, а обывателям сих губерний— перечисляться для водворения в прочие губернии и области Империи. Причем в отношении евреев оговорено, что из поименованных десяти губерний они могут перечисляться во все места Империи, лежащие в общей черте их оседлости, в другие же части Империи могут перечисляться только те из них, коим право повсеместного жительства в Империи даровано особыми распоряжениями правительства.

  Июнь  1892г.